[English] Printer-friendly version
The Ecumenical Patriarch
The Ecumenical Patriarchate
Bishops of the Throne
List of Patriarchs
Other Orhodox Churches
Theological and various articles
Ecological activities
Youth ministry
Interchristian relations
Conferences
Photo gallery
Holy Monasteries and Churches
Creed
Church calendar
Icons
Byzantine music
Contact details

Ἀρχική σελίς
Ἀρχική σελίς

ПАТРИАРШАЯ И СИНОДАЛЬНАЯ ЭНЦИКЛИКА
НА 1700 –ЛЕТИЕ СО ДНЯ ИЗДАНИЯ
МИЛАНСКОГО ЭДИКТА

+ В А Р Ф О Л О М Е Й
МИЛОСТЬЮ БОЖИЕЙ АРХИЕПИСКОП
КОНСТАТИНОПОЛЬСКИЙ
НОВОГО РИМА И ВСЕЛЕНСКИЙ
ПАТРИАРХ
ВСЕЙ ПОЛНОТЕ ЦЕРКВИ
БЛАГОДАТЬ И МИР ОТ ГОСПОДА

Ἐπιστροφή
Ἐπιστροφή

Номер Прот. 441

«Благословен Бог наш, сице благоволивый», и устрояющий вся всем и путеводящий к «Воскресения дню сию», в который «вся исполнися света, небо же и земля».

В настоящем году исполняется тысяча семьсот лет со дня издания Миланского Эдикта о свободе религиозной веры. В общении всей церкви во всяком месте и времени, мы обращаемся от Святейшего и Апостольского Патриаршего Вселенского Трона с  п о с л а н и е м  надежды, любви, мира и оптимизма,  ибо Церковь существует как продолжающееся богоявление. «Видевший Сына, видел Отца» (см. Ин. 4, 9), и видевший У с т а н о в л е н и е  Церкви видел невидимо с нами сущего Богочеловека Господа и Святого Духа.

Таковое установление в свободе, Церковь и есть: «Таково Христианство в рабстве свободу дарующее» (См. И. Златоуст, Беседа 19 на 1 Кор., 193).

С Миланским Эдиктом г о н е н и я  против Церкви и религии, будучи объявлеными противозаконными, прекратились, и впервые была установлена человеческим смотрением свобода совести в мире. Однако, свобода, которой нас освободил Христос (см. Гал. 5, 1) не есть некая формальность и буква. Это есть реальная свобода, которую мы всегда взыскуем, чтобы все было «новое». А как же иначе: не чаем ли мы нового неба и новой земли?

До Христа, в история мира - с «ветхого Израиля», и затем, после богочеловеческого во плоти пришествия,  «нового Израиля», до эпохи Великого Константина, - свобода сознательного исповедания веры была чревата преследованиями и гонениями до мученической крови за истину.

В историю вошли преследования против отдельных лиц, восприятие и вера в Божество которых отличались от веры правящих кругов или общества, в котором они жили.

Ветхий Завет ссылается на царя Навуходоносора, считавшимся в то время мироправителем,  повествуя, как он приуготовлял огромный образ своего лика, и т р е б о в а л  от всех подданных поклоняться ему, пав ниц.

«Три благочестных Отрока» ввергнуты были в печь огненную за отказ поклоняться и д о л у  Навуходоносора. На самом деле, они отказались воздать светскому царю равнобожественную честь, которую он приписывал самому себе. Святая Соломона и семь маккавейских отроков, будучи гонимы, улучили мученический венец с учителем своим Елеазаром. В л а с т ь Навуходоносора была упразднена преславной огненной печью, которая стала прообразом Таинства Пресвятой нашей Богородицы, оросив и сохранив неприкосновенными Трех Отроков,  как Огнь Божества сохранил Деву Богородицу.

Отказавшиеся поклонятся человеку, от безумной г о р д о с т и наделившего самого себя Божественным свойством,  плененные Отроки в печи возглашали гласом велиим «все дела пойте Господа», тем самым прообразуя  с в о б о д у,  принесенную Господом, Который «был подзаконен, чтобы приобрести подзаконных» (см. 1 Кор. 9, 20).

В древних Афинах философ Сократ был приговорен к смерти, потому что не принимал богов, которым служил город. Также многие греческие писатели ссылаются на некоторые преследования придерживающихся иных исповеданий, как например преследование Анаксагора Клазоменийского за убеждение, что солнце есть расплавленный огнем камень, или же преследование Диагора Милийского, поскольку тот осуждал древние идолослужительные обряды и отвращал жителей от участия в них.

Конечно же преследования, на деле и в идеологии, на протяжении веков, хотя и привели многих и ведут к мученическому с в и д е т е л ь с т в у, никогда не упраздняли между людьми религиозную т е р п и м о с т ь, провозглашенную официально Миланским Эдиктом.

Римские самодержцы одержимы были духом абсолютной власти и представляли себя начальниками и самой религии. Дошли же они до того, что требовали от других признания  в себе божественных качеств и соответствующей сему чести.

Неприятие Христианами вышних требований такового самодержца вызывало у него гнев, главным образом, из-за того, что оспаривалась его власть. Результатом такого человекоцентричного видения стали известные безжалостные гонения, повлекшие за собой мученичество тех, кто «омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца» (Откр. 6, 14).

Конечно, преследования веры подтверждаются в высказывании Иоанна Златоуста: «А ведущему борьбу против Бога никогда невозможно кончить добром, в начале он, может быть, и не потерпит за свою дерзость никакого зла... но если будет упорствовать в своем безумии... другим доставит величайшую пользу, вразумляя их постигшим его наказанием никогда не вступать в борьбу с Богом, так как невозможно избежать Его неодолимой руки» («К враждующим против тех, кто привлекает к монашеской жизни», 1, PG 47:319).

Самодержцы Константин Великий на Востоке, и Ликиний на Западе, признали, что трехсотлетние жесточайшие преследования христиан, религиозная ненависть к инославию и постоянные гонения не принесли никакой пользы Самодержавию. Ими было решено даровать свободу христианам практиковать веру и свое служение Богу. Воление Великого Константина,  «помышляющего об уловках диавола», отображено в содержании сего неизменно актуального Миланского Эдикта от 313 года по Р. Х., который заложил основы свободы религиозной совести, всемирно признанной спустя многие столетия.

Миланский Эдикт содержит разработанные положения о религиозной свободе, выраженные в 13 объединенных главах. В нем предписываются парадоксальные для эпохи 4-го столетия принципы, которые остаются началами и путеводителями, и возможно утверждать их всецелую актуальность в «во зле лежащем» мире сем «беззакония» и державы «тьмы», вместо Праведности и Света.

Эдикт исповедует и проповедует уважение к мысли и волению каждого совершать божественные требы,  как он желает;  почитание и уважение к божественному и воздаяние христианам, как и всем, свободы выбора веры, без ущерба кому бы то ни было, незамедлительное возвращение Церкви и Синоду закрытых и отнятых мест поклонения и все тому подобное, чтобы божественное попечение, которое окружает нас и опыт которого мы уже получили во многих случаях, «пребыло бы неизменно с нами».

Вместе с этим Эдиктом и с последующими преобразованиями Великого Константина, в мир вошло понятие «п р а в  ч е л о в е к а». Впервые были заложены вышесказанные ценности: почитание религии, свобода выражения религиозного сознания – ценности человеческой жизни – и все, что составляет ныне основы в понятиях законодательства и связанных с этим порядков,  отражающихся иногда в постановлениях международных организаций и государственных постановлениях в целом.

Константин Великий не от людей принял призвание, объяв всех – народ и Церковь, верующих и неверующих, став служителем дела во имя мирного благоденсвтия и спасения человечества. С его времен и далее Церковь Христова преображает институты жизни и возрождает мир, точно Купипа на Синае - горимая, но неопалимая, и как Утроба вместившая невместимого – того, кто есть Жизнь, чтобы «имели жизнь» (см. Ин. 10, 10).

Наблюдая с вниманием тогдашнюю историю мира, и также современную, по 1700 лет после издания Константином Великим Эдикта, мы с сожалением становимся свидетелями, как учрежденные им порядки о религиозной свободе часто нарушались в прошлом, не только в отношении Христиан, но иногда и самими Христианами по отношению к своим же собратьям, как и к последователям других религий.

Когда Христиане стали составлять большинство в обществе, бывали случаи, к сожалению, тенденции к зелотству. Наибольшим из достойных осуждения случаев нетерпимости к иноверцам среди христиан по отношению к своим же собратьям стала схизма и разделение Единой Церкви, которые в последующих поколениях презрели тот факт, что  «не разделяется Христос» (см 1 Кор. 1, 13) и мы люди «земля и пепел» (Сир. 10, 9). Мы игнорируем и презираем агонию разделения несшитого хитона Господня - Церкви, разрываемой на части и на местности - Единой и Кафолической и Апостольской. И подобно иной «печи злобы» (см. Прит. 16, 20), нет у нас мира, любви и долготерпения, и не задаемся мы насущным вопросом «Судья всей земли не поступит ли правосудно» (Быт. 18:25-26) и с нами?

В прошедшее столетие, Православная Церковь была безжалостно гонима от атеистического режима и его идеологических порождений в других государствах, особенно в странах Восточной Европы. В некоторых странах даже до сего дня Христиане встречаются с великой враждебностью, при всем при том, что многие международные конвенции в большинстве своем по всему миру признают право на религиозную свободу.

Занимающиеся религиозными притеснениями международные организации-наблюдатели знают сполна много конкретных свидетельств притеснения верующих: особенно христианских религиозных меньшинств и отдельных христиан.

Даже, к сожалению, сегодня, нам необходимо подчеркнуть, что свобода веры и служения является политическим достижением. Многие регионы земли заселены людьми, которые нетерпимы к иным религиозным верованиям. Религиозные гонения продолжаются, хотя и не в той форме, как были гонимы первохристиане. Приверженцы некоторых религиозных вероисповеданий претерпевают разного рода очевидную враждебность, испытывая часто серьезные притеснения.

Во многих случаях людьми правим религиозный фанатизм и фундаментализм, потому и до сего дня Миланский Эдикт обладает актуальностью, обращаясь к тем, кто по прошествии 1700 лет от издания его, так и не претворили в жизнь все его постановления.

Созерцая путь человеческой истории из сего священного Центра Православия, в свободе исповедуем мы, что к сожалению при всем бурном прогрессе человеческой наук с ее открытиями, современный мир не достиг еще более широкого понимания и восприятия религиозной свободы во всей полноте, и необходимо общее усилие для достижения этой цели.

Современные религиозные гонения Христиан еще раз открывают с и л у  в е р ы  и  Б л а г о д а т ь  с в я т о с т и.

Отцы, Братия и Чада в Воскресшем Господе,

Отмечаемая сия г о д о в щ и н а является серьезной вехой. Она означает, что когда человек разрушает единение его с Церковью, которая прообразуется Троической «соборностью», теряет он и свою свободу. Ибо потеря себя и состоит в потере всех других. Все в Церкви являет собой Троическую соборность, особенно же евхаристическое священнодействие, которое есть  с е р д ц е  Церкви, которая есть харизма, дар Отца чрез Сына содействием Духа Святого. Если спасется Троический «каждый», спасется человек как личность и общество.  Если мы сохраняем и живем «соборность» -  богочеловечество, тогда сохраняется неслитно и нераздельно единство двух природ во Христе, которое распространяется на нас как благословение в единстве истины и жизни, установления и Благодати, закона и свободы. Сообразуются сии непреложно и неизменно, будучи антитезами по-видимости, прототипом имея Богоматерь, которая привела таковые в единство И в сообразовнии сем различается вечное и вездесущее присутствие Богочеловека, Который продолжает свое шествие в иной форме по арене истории. И спутешествует Он борющемуся, ищущему и отчаявшемуся человеку, не давая каких то «магических разрешений» проблем, подобно некоему наркозу, но открывая очи, чтобы даровать жизненное познание и возвести на небо, снизводя Духа Святого до Земли, которым «троическая закваска» начиняет наше земное брожение.

Ни один человеческий институт, будь то даже церковный по названию, не может вместить, усвоить и удовлетворить человека, кто внутри несет дыхание Божие,  жаждет «запредельного», в достижении (возраста) Христа. И не может таковой упокоиться  ни при никаком обетовании или перспективе, ограниченной миром сим, ибо жаждет он непостижимого и по-человечески неприступного. Все бытие человека говорит «нет» всякому светски организованному институту, который претендует на руководство в таинстве жизни и спасения.

Для человека, механически работающий духовный институт, каким бы ни был он «прекрасным»,  «только» обречен на провал, являясь погибшим и безжизненным. Сего ради Всеведец, испытующий сердца и утробы, Господь пришел разрушить сии «темницы». Он был гоним и преследуем. Но, в конце концов, Он победил Воскресением Его. Он искоренил заблуждение. Он перевернул трапезы менял и седалища торговцев, которые превратили Храм Божий в «дом торговли» (Ин. 2, 17). Он искупил нас от «клятвы» закона (Гал. 3, 13). И снисхождением Его во Ад «вереи сокрушишася, сломишася врата, гроби отверзошася, мервтые возсташа» (см. Апостиха Вел. Вечерни Великого Пятка)

И все мы «мертвые» - без любви, свободы, прав человека, веры, надежды, чаяния, света, праведности, истины, Жизни - вышли к Свету: «И мертваго ни един во гробе» (Назидательное Слово Священного Златоуста).

Святая Церковь в веках держится Мучениками, Преподобными, праведниками, несмотря на преследования и человеческие искушения. Она не есть «темница», но  с в о б о д а  и  л ю б о в ь, сильная, как смерть. Церковь, как проповедник своей истины в веках, есть последователь и плод утробы иной Матери, «пространнейшей небес», которая порождает свободного человека. И все мы, благодатью Ее, «дети свободной» (Гал. 4, 31): чада свободы, которая приобретается через послушание Истине Божией, Любви.

И если человеческие институты боятся свободы человека, подавляя, презирая и упраздняя ее, Институт Церкви рождает свободных в Духе людей.  И образуется весь Институт Церкви Духом, «который дышет, где хочет... но не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа» (Ин. 3, 8). И недетерминированность свободы есть камень веры.

Божия Премудрость, Владычица Богородица преблаженная и Утешительница, Святый Димитрий Канавис, Святой Георгий Победоносец Диплофанарский, Святые всей Церкви нашей не есть блюстители закона, но законополагатели, по Святому Симеону Новому Богослову. Институт Церкви х а р и з м а т и ч е н  и дарования Святых служат как руководящие основополагающие церковной полноты.

Можно истинно и опытно сказать, что дароносителей не бывает, ими становятся в постоянном процессе рождения. Им не дается дарование как некое статическое свойство, но как б л а г о с л о в е н и е , которое изливается постоянно. Именно они являются истинно свободными, ибо осознают последнюю немощь человека и благость Божию, как очищенное от всякой примеси воплощение учения, заложенного в порядках установлений Святого Константина Видя всех иных добрыми и чистыми, а себя поставляя «ниже всякой твари», они исполнены б л а г о д а т и  сокрушения смиренного и презренного человека, Они приемлют дарования упокоения и просвещения свыше, ничто же почитая своим достижением, не стремясь расширить «власть» через уничижение других, через подавление свободы личности. Святые удивляются непостижимой любви Божией и добровольно воздают и с непосредственностью отвечают тем же Дародателю. И сие соделывает святых постоянно достойными к приятию все новых  д а р о в а н и й, больших, святейших, духовных, в благословение всем, истинных стяжаний. И они не преследуют никакой идеи о самих себе.  Они движимы великой Идеей о Боге.

И становясь известными, и почитаемыми от мира, они недоумевают, переживают, и удаляются. И бегут они, либо прячась за завесу некоего мнимого безумия и юродства, либо пребывая в неведении для человек, то есть, в истинной свободе. И они безмолвствуют, ибо живут, следуют и вносят свой вклад в движение Крови и Благодати внутри тела церковного общения.

Братья в Господе,

Человеческие права, свобода религиозной совести суть д а р о в а н и я «однажды дарованные святым» (см. Апостол Павел), но стяжеваются они всегда в протяжении человеческого пути, через ж и т и е общения во Христе внутри всегармоничного всеобщего служения. Мы говорим уже 1700 лет о свободе совести человека. Однако, как и прежде, и особенно в последние сии времена космогонических перемен трагически прошедшего столетия, Православная Церковь предвидит, различает в целом «преобладание в мире мира, праведности, свободы, братства и любви между народами, устранение национальных и других дискриминаций», что должен был бы выразить созванный Святой и Великий Синод.

Божественные дарования сии живутся благодатью в Божественной Литургии, в которой открывается космогония. По-человечески говоря, величие человеческой свободы и его духа не восприняты всецело, ибо Образ Божий в человеке не чтится. И не любить всецело сочеловека значит не любить истинно Бога.

В земной жизни существует наивное понятие, что «все течет и все меняется и дважды войти в одну и ту же реку невозможно» (Ираклит), то есть, все грядет, и проходит и забывается, будучи погребенным под человеческими камнями в могилах.

Господь даровал тайну памяти в свободе, провозвещая, что «нет ничего сокровенного, что не открылось бы» (Лк. 12, 2): все придут в конце концов к истине свободы в Нем, к чувству славословной благодарности «о вся еже вемы или не вемы».

Превыше внешних различий и разделений, светских течений и мнений, «логики» Запада и Востока, любовь Божия является от сложения мира, подобно взрыву в тишине, она упраздняет ложь заблуждения, дарует нам истину жизни, как благословение свободы и единства, как чудное течение, возводящее в нескончаемое Шествие к Пасхе, которая есть Сам Богочеловек. «Не посланник, не ангел, но сам Господь спас» (Ис. 63, 9) нас в свободе и для свободы. Он с нами, как мы говорим, «никакоже отлучаяся, но пребывая неотступно» (кондак праздника Божественного Вознесения). Он соприсутствует даже тогда, когда кажется человеку, что Он оставил его. И дарует, наконец, уверение, что Он всегда присутсвует, являя славу Свою в любви и в истощании: Он представлен иконописно как Царь славы в Воскресении, свобождающим из Ада Адама и Еву - человека, и одновременно висящим мирно на древе Креста, в последнем смирении.

«Велий ты Господи и чудны дела Твоя, и ниедино слово довольно будет к пению чудес Твоих», ибо «Пение всякое побеждается, спростретися тщащееся ко множеству многих щедрот Христа».

Наша мерность, и вы, в Духе Святом братия и сослужители в Господе, предстоя со Женами Мироносицами пред «пустым гробом» и видя как «отвалился камень», в страхе и трепете созерцаем воскресшего Господа, смертию смерть поправшего и освободившего нас от оков плоти и всепоглащающего ада и даровашего жизнь.

Так, по случаю воспоминания события, когда предоставлено было христианам право свободы веры и служения их, из сего Священного Центра Православия, работая людям и служа истинной свободе человека во Христе и церковного тела, выражаем постоянную серьезную озабоченность, тревогу и протест в связи с продолжающимися преследованиями повсюду на земле, и особенно недавними - против христианского населения географического региона Средней Азии, которые выражаются в частых убийствах, похищениях, преследованиях и угрозах, довершением которых является взятие в заложники двух братьев иерархов, местоположение которых до сих пор неизвестно:  преизрядного и известного своею духовностью, значительным церковным, общественным и образовательным служением Святейшего Митрополита Халепы и Александрета господина Павла и сирояковитского Митрополита Халепы Иоанна- Ибрагима.

Разделяя и соучаствуя в боли, скорби и трудностях, с которыми встречаются христиане Ближнего Востока и в Египте, и особенно в древнеславной и старейшей Патриархии Антиохийской, и будучи чуждыми всякого политического предрасположения, вновь безоговорочно осуждаем мы всякого рода насилие, взывая к сильным мира сего уважать элементарные права человеческой жизни, честь, достоинство, собственность, зная и восхваляя их стремление к тихой и мирной жизни и их постоянное и стойкое усилие оставаться вдали от всякой смуты и борьбы.

Мы, как Константинопольская Церковь, выражаем нашу скорбь о том, что несмотря на тысяча семьсот лет со дня издания Миланского Эдикта, люди преследуются за веру и религию, за свой выбор совести.

Используя все доступные духовные силы, посредством истины, Вселенская Патриархия никогда не прекратит  поддерживать стремление к мирному диалогу между различными религиями, к мирному разрешению всяких расхождений и к воцарению атмосферы терпимости, примирения и сотрудничества между людьми, независимо от их вероисповедания и этнического происхождения.

Осуждая всякую форму насилия, как противного религии, мы проповедуем от Вселенской Патриархии поистине великую благочестия тайну: «Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе» (1 Тим. 3, 16), правит миром и всем, что в мире, по непостижимому волению и судам Его и паки грядет в славе как праведный Судия судить всех.

Его же слава, и держава, и сила, и честь, и поклонение, и царство в бесконечные веки веков. Аминь.
В лето Господне 2013 месяца Мая (19)

+ Константинопольский Варфоломей, огненный к Богу молитвенник

+ Халкидонский Афанасий, сомолитвенник
+ Деркийский Апостол, сомолитвенник
+ Пергийский Евангел, сомолитвенник
+ Феодоруполийский Герман, сомолитвенник
+ Мириофитийский и Перистасийский Ириней, сомолитвенник
+ Миронский Хризостом, сомолитвенник
+ Сасимский Геннадий, сомолитвенник
+ Новоиерсейский Евангел, сомолитвенник
+ Родийский Кирилл, сомолитвенник
+ Кидонийский и Апокоронийский Дамаскин, сомолитвенник
+ Сингапурский Константин, сомолитвенник
+ Австрийский Арсений, сомолитвенник